Бадьев, николай федорович

Таким мечтателем был философ-провидец XIX века Николай Федоров, отец которого по иронии судьбы носил фамилию Гагарин. О том, как Федоров-Гагарин хотел превратить мир в сообщество и заставить науку воскрешать мертвых и отправлять их в космос, рассказывает философ Кирилл Забелин. Поделиться Поделиться Репост Твитнуть Ровно 60 лет назад - 12 апреля - человечество сделало шаг в звездную неизвестность.

Тогда в космос отправился

Старший лейтенант Гагарин скомандовал: "Поехали! Один оборот вокруг Земли, 28 000 километров в час, минуты тягучего земного ожидания. Так космос - золотая мечта человечества - становился реальностью. После тысячелетий, проведенных в пределах Земли, человек наконец отважился углубиться во Вселенную, приблизиться к ее тайне.

Но это путешествие началось задолго до появления первых спутников и ракет, за много лет до разработки первых теоретических моделей. Его начали те, кто видел все человечество в качестве экипажа космического корабля, направляющего его к "новой земле" и "новому небу". И начата она была для того, чтобы победить смерть. Почему мир невозможен, если есть смерть? Почему космос - это победа над ней? И какое отношение к этому имеет "Философия общего дела"?

Читайте также Сингулярность наступает: как русские космологи, французские интуитивисты и американские трансгуманисты предвещают технологическое Царство Божие В году сотрудник Коллегии иностранных дел князь Павел Иванович Гагарин - ? Сюжет почти как в знаменитой повести Карамзина: молодой барин вдали от суеты встречает простую девушку. Ее даже звали Лиза, Елизавета. На этом сентиментальная проза заканчивается и начинается проза жизни.

У князя Гагарина и Елизаветы будет четверо детей. Младшему - Николаю - суждено будет стать ярчайшим философом религиозно-метафизического направления, автором "Философии общего дела" и основателем русского космизма, в котором перед человечеством будет поставлена задача прорыва в космос. Сто лет спустя ее с честью выполнит старший лейтенант Юрий Гагарин. На этой знаковой фамилии могла бы так эффектно замкнуться история российской космонавтики.

В год первого выхода человека в открытый космос в зарубежной прессе даже появилась статья под заголовком "Два Гагарина"

.

Но, увы. В силу общественных условностей незаконнорожденный Николай не имел права носить дворянский титул и фамилию своих прямых предков. Он получит другую фамилию, Федоров, по имени своего крестного отца, и будет записан как купец. Все это, однако, не помешает ему войти в историю русской и мировой мысли как выдающемуся философу, пророку космической эры и духовному учителю целого поколения.

Гагарин-старший, отец Федорова, вскоре уезжает в Москву, где весной того же года женится на молодой и знатной девушке Людмиле Ивановне Вырубовой. У них родятся еще пятеро детей - уже законных, в силу происхождения матери. В имение князь с новой семьей вернется только через 19 лет.

В это время Николай уже заканчивает гимназию. После гимназии Федоров решает продолжить образование. Он поступает в Ришельевский лицей в Одессе на камеральное отделение - первое в своем роде в России. Здесь готовили специалистов по естественным и экономическим дисциплинам, образование приравнивалось к университетскому. Но Федоров не окончил курс. В году он умирает. Его отец к тому времени едва сводил концы с концами и с трудом содержал своих законных детей и жену. Утрата дорогого, доброго человека переполняет сердце Николая горечью.

Он с детства был впечатлительным и болезненно воспринимал свое двусмысленное положение в доме, как и двусмысленное положение человека в мире. Мысли о "небратском" состоянии мира зародились уже тогда. В посмертных записях философа был найден листок со следующими строками: "Из детских лет у меня сохранились три воспоминания. Я видел черный, черный хлеб, который, как мне сказали в моем присутствии, крестьяне ели в голодный, вероятно, год.

В детстве я слышал объяснение войны, которое меня ужасно озадачило: на войне люди стреляют друг в друга... Наконец, я узнал, не то, что есть и неродные, и чужие, а то, что сами родные - не родные, а чужие. Строки были зачеркнуты - Федоров явно не хотел оживлять эти воспоминания.

Далее он не писал. Может быть интересно Идиш Космос: Как советские евреи осваивали Вселенную Детские откровения и переживания юности выливались в мечты о преодолении фундаментальных пороков социальности. Все это выливалось в мощную философскую программу, вызывавшую чувство солидарности у величайших умов того времени. Соловьев признавал Федорова своим "духовным отцом". Достоевский писал, что читал его мысли "как свои собственные". <Толстой относился к философу с нескрываемым почтением, хотя впоследствии их взгляды расходились. Однажды, когда Федоров пригласил его в святая святых Румянцевского музея - книгохранилище, Толстой, оглядывая длинные ряды книжных шкафов, задумчиво произнес: "Эх, мне бы сюда динамит!

Существует и другое. Вот, например, запись в дневнике Толстого от 5 октября: "Николай Федорович - святой! Ни белья, ни постели". В письмах того времени он пишет: "Ему 60 лет, он нищий, все дает, всегда весел и кроток. Здесь тоже есть люди. И Бог дал мне сойтись с двумя. Один - В. Другой - Н. Николай Федоров действительно жил как аскет. Он ел скудно и спал на сундуке.

Поработав некоторое время учителем истории и географии в уездных училищах, он отправляется пешком в Москву, где поступает на службу в Чертковскую библиотеку, а затем в библиотеку Румянцевского музея.

Как бы то ни было, библиотека Румянцевского музея.

Благодаря Федорову, библиотека становится местом постоянных встреч интеллигенции. На это время и приходится его знакомство со многими выдающимися людьми, которым импонировал стиль жизни и мышления Федорова. Зимой и летом носил одно и то же старое короткое пальто. При большой подвижности умных и проницательных глаз, он весь светился внутренней добротой, вплоть до детской наивности.

Если есть святые, то они должны быть именно такими. Николай Федорович не только органически не способен был причинить кому-либо зло, но, мне кажется, и сам был неуязвим для всякого зла... Отец его, обыкновенно вспыльчивый и несдержанный в разговоре, всегда слушал его с особенным вниманием и никогда не горячился с ним",

Вспоминал сын Льва Толстого Илья. <Интересно, что Федоров никому не позволял себя фотографировать. Лишь однажды художник Леонид Пастернак, отец писателя Бориса Пастернака, тайком набросал его портрет. Чем же так привлекала Федорова "Философия общего дела"? Прежде всего, тем, что она не была абстрактной рациональной системой. К тому времени русское просвещенное общество уже устало от навязчивого рационализма гегелевского толка и материалистических упрощений позитивизма.

Прекраснодушные идеалисты х, равно как и радикальные позитивисты и нигилисты х, изжили себя как тип. Видение Федорова было проектом не только радикального переустройства мира, но и духовного преображения человека в нем. Читайте также Космос будет наш! Советская мечта о звездах и ее отражение в национальной культуре С одной стороны, Федоров апеллировал к "научности" мира, признавая науку величайшим достижением.

С другой стороны, он считал науку величайшим достижением.

Он считал ее возможности поистине безграничными. Но наука служит не тому хозяину. Она стала рабом производства орудий убийства и эксплуатации. Военный и торгово-промышленный бизнес присвоил себе науку, государственный эгоизм извратил ее до неузнаваемости. Науку поселили в грязной мастерской в качестве чернорабочего, внушая, что это и есть ее истинное предназначение и призвание. Научный класс, говорит Федоров, должен осознать себя проводником совсем иных идеалов - идеалов "обязательного дела". Конечно, регулирование невозможно в нашем разладе, но разлад существует потому, что нет общего дела; в регулировании, в управлении силами слепой природы лежит то великое дело, которое может и должно стать общим.

Философия Федорова была философией этой "всеобщей причины". Так что же это такое и при чем здесь космос? Все по порядку. Голод, смерть и непривязанность - вот три страшные змеи, опутавшие цивилизацию и душащие ее.

Эти слепые природные данности должны быть преодолены любой ценой, иначе проект "человечества" можно считать провальным. По мысли Федорова, через человека, осознавшего свой долг, "природа достигнет полноты самосознания и самоуправления, воссоздаст все разрушенное и уничтоженное ее слепотой...". Эта основная интуиция легла в основу программы Федорова и была развеяна целым веером позднейших концепций космизма, от естественнонаучных до литературно-художественных.

До революции слово "мир" писалось двояко: через "и" в восьмеричной системе счисления и через "и" в десятичной. Был мир, а был миир. Мир - это согласие, спокойствие, отсутствие войны.

Мир - это человечество, общество, люди, вселенная, земной шар. Вся совокупность природных сил, действующих по желанию. Общество - это еще не со-общество. Бытие - это еще не со-бытие. Вселенная - это еще не космос.

Навигация

Comments