День вывода войск из Афганистана 2018

Воин-афганец из Рязанского района рассказал о своей службе В середине февраля исполнится 30 лет с тех пор, как наши войска покинули Афганистан. Одним из тех, кто в те далекие годы помогал законным властям ДРА бороться с зарождающимся международным терроризмом и исламским радикализмом, был житель села Мурмино Александр Митрофанов. Александр родился в Липецкой области.

После школы он уехал в подмосковную Балашиху, где окончил строительный техникум. Затем переехал к матери в деревню Мурмино Рязанского района. Через год Александра призвали в армию, он попал в элиту армии - ВДВ.

В тот год парня отправили в Афганистан. Мы, конечно, согласились. Это был осознанный выбор - ведь мы выросли в Советском Союзе, и воспитаны были соответственно. И слова "интернациональный долг" были для нас не пустым звуком. <Александр служил в полку 3-й воздушно-десантной дивизии. Полк дислоцировался в крепости Бала-Гиссар в Кабуле. А к тому году для нас уже началась война", - рассказывает Митрофанов. Основными задачами, поставленными перед Александром и его боевыми товарищами, были сопровождение колонн и засады.

Много раз ему приходилось идти на выручку другим подразделениям. В конце июля того же года батальон, усиленный артиллеристами и минометчиками, отправился в провинцию Бамиан, где Митрофанов оставался до конца своей службы в ДРА. Дважды он был легко ранен осколками - в подбородок и плечо.

А самое тяжелое ранение Александр получил в правое предплечье. Одна из его рот пошла в засаду, но сама попала в засаду наемников, и Александр был среди тех, кто ее спас. В том бою семь его соратников были убиты в местечке Малаван, 24 из них были ранены... За тот страшный бой Митрофанов был награжден орденом Красной Звезды.

Осенью того же года он вернулся домой в звании сержанта. Местное население относилось к нам очень хорошо, - рассказывает Александр. Как это можно передать словами? Именно там мы узнали, что такое настоящая мужская дружба, узнали о смерти и отношении к жизни. И это не просто высокопарные фразы, так было на самом деле.

По сей день мы с ребятами встречаемся, и все мы друг другу братья и лучшие друзья. Петр Тазов из Ермишинского района: "Я не герой, нас таких были тысячи".

Петр Тазов служил в Афганистане с декабря по ноябрь этого года. Он был освобожденным секретарем комсомольской организации отдельного радиобатальона ПВО, единственного в Афганистане.

У нас было около восьмисот комсомольцев и около ста беспартийных. Как только меня избрали секретарем комсомольской организации в Рязанском высшем командном училище связи, где я служил после окончания этого же училища, меня направили в Афганистан. Мы заменили ребят, которые были там первыми. Сначала жили в палатках, потом нас разместили в сборно-щитовых домах. В Кабуле нас разместили недалеко от международного аэропорта. Это было на равнине, вдали от гор. Но бывало, что пули падали на палатки, когда они вылетали.

Батальон находился на круглосуточном боевом дежурстве. Очень часто во время обстрелов техника выходила из строя. Приходилось отправлять ее в Термез на ремонт. Чтобы вернуть ее обратно, приходилось собирать колонну. Душманы обстреливали нас. Приходилось останавливаться и отстреливаться. Я даже не могу назвать это боем. Взрослые мужчины, обученные военному делу, против наших неокрепших мальчишек. И главной задачей было сохранить им жизнь. <Иногда мы кричали и вопили во время обстрелов, а иногда они длились по двадцать - двадцать пять минут, чтобы они не высовывали головы из-под машин. Часто эти машины приходилось сразу отводить на ремонт". Петр имеет ряд наград, одна из них - Медаль Почета.

Дорога до Пули-Хумри была ровная, а до Баграма нас дважды обстреливали. Но все наши бойцы выжили, только один был ранен в ноги. Но он выздоровел! Госпиталь в Кабуле был очень хороший. Но тех, кто заболевал желтухой - а от нее умирало много ребят - сразу отправляли обратно в Советский Союз. Я не был героем, нас таких были тысячи. Мы просто служили и служили там, куда нас посылала родина. <Как тогда говорили, мы выполняли свой интернациональный долг, защищали южные рубежи нашей Родины. Они говорили, что эта война им совсем не нужна. Наши ребята там умирали и калечились ни за что.

Мы все равно там не победили. Но кто посмеет сказать это в глаза тем людям, которые еще помнят кадры гибели своих товарищей? Тому, кто и сейчас просыпается в холодном поту по ночам, потому что ему снятся душманы, подкрадывающиеся к нему. Или тем, кто после тех событий опустился на самое "дно" общества, того самого общества, которому вдруг стал не нужен ни он, ни то, во что он верил и защищал с оружием в руках.

У памяти нет срока давности. И жалости они тоже не имеют. Олег Тепилов, председатель Сасовского "Союза ветеранов боевых действий" рассказал: - Сейчас в Сасовском районе около сорока "афганцев". А было больше. Кто-то умер, кто-то уехал. Оставшиеся стараются встречаться хотя бы раз в год, как раз 15 февраля. Эта дата памятна для всех нас. Трое из них живут в деревне Алешино. Юрий Шемет - профессиональный военный, прапорщик. Александр Тишин - пограничник.

И, Амен Тюменев, бывший полковой разведчик. Трое седовласых мужчин, внешне ничем не отличающихся от своих сверстников, только их взгляд выдает что-то... что-то похожее на затаенную боль. Вспоминает Юрий Шемет, имеющий около семнадцати различных орденов и медалей, среди которых есть даже награда правительства Афганистана, рассказывая: "Они никогда не спрашивали согласия ни у кого из тех, кого я знаю. <Их просто отправляли в Ташкент, а оттуда в Афганистан. С теми, кто не соглашался, разбирался спецназ. Меня лично должны были отправить в Йемен или Германию, но я отказался. Тогда бригадный генерал мне сказал: "Смотри, попадешь в Афганистан". Так все и произошло. Я служил в трубопроводных войсках старшим техником роты, затем батальона. Мои объекты были около 300 километров от Кушки до Шинданда. Был даже случай, когда меня и моих бойцов задержали наши же пограничники. Мы находились на территории другого государства, но прорыв трубопровода произошел на советской стороне, нам пришлось ехать туда.

И поскольку мы ехали из другой страны, пограничники нас задержали. Ведь это было нарушение государственной границы. Прошло два дня, пока мы ждали, когда придут документы и штаб во всем разберется. Трубопровод имел стратегическое значение: по нему везли керосин, бензин, нефть. Поэтому часто случались диверсии. Душманы почти каждый день взрывали трубы. Приходилось оборонять район в боях. Тогда некогда было думать, что и зачем, был приказ. Мне было до слез обидно, когда я бродил по разным кабинетам, пытаясь получить льготы.

После службы я был очень разочарован.

Ответ был один и тот же: "Мы вас туда не посылали". Александр Тишин, служивший водителем-снабженцем в Термезе, Узбекистан, на границе с Афганистаном, немногословен: "Я служил, как все. Я был водителем бензовоза. Мы снабжали наши группы топливом. Можно сказать, что я не принимал участия в военных действиях. Война повлияла на меня не так, как на других. После службы я женился.

Навигация

Comments

  1. Сколько бы я не старался, никогда не мог представить себе такого. Как так можно, не понимаю

  2. Я считаю, что Вы ошибаетесь. Давайте обсудим это. Пишите мне в PM, поговорим.

  3. Я практически случайно зашел на этот сайт, но задержался тут надолго. Задержался, потому что все очень интересно. Обязательно скажу о вас всем своим друзьям.