Гаршин то, чего не было

Руб: Всеволод Гаршин Среднее время чтения: 9 минут с В один прекрасный июньский день - а он был прекрасен, потому что было двадцать восемь градусов по Реомюру, - в один прекрасный июньский день везде было жарко, а на поляне в саду, где лежал курган недавно скошенного сена, было еще жарче, потому что место это было прикрыто от ветра густыми, полковыми вишневыми деревьями. Все почти спало: люди были сыты и заняты послеобеденными побочными делами; птицы молчали, даже многие насекомые попрятались от жары.

О домашних животных и говорить нечего: скот, крупный и мелкий, спрятался под навесом; собака, вырыв себе нору под сараем, улеглась там и, полузакрыв глаза, прерывисто дышала, высунув свой розовый язык почти на полдюйма; иногда она, очевидно от скуки, вызванной смертельной жарой, так зевала, что при этом раздавался даже тонкий визг; Свиньи, мать и ее тринадцать детей, вышли на берег и легли в черную, жирную грязь, а из грязи виднелись только сопящие и храпящие свиные костяшки с двумя дырками в них, вытянутые, пропитанные грязью спины и огромные висячие уши.

Одни куры, не боясь жары, убивали время, разгребая лапами сухую землю у кухонного крыльца, в которой, как они прекрасно знали, уже не было ни единого зернышка; и петуху, наверное, тоже было плохо, потому что иногда он принимал глупый вид и кричал во весь голос: "Что за ска-ан-да-ал!"

Так сказать, петух был силен.

То есть, сидели не все; старая гнедая корова, например, которую кнут кучера Антона опасно бил по бокам, а будучи лошадью, она вообще не могла сидеть; гусеница какой-то бабочки тоже не сидела, а лежала на животе; но дело было не в словах. Под вишневым деревом собралась небольшая, но очень серьезная компания: улитка, навозный жук, ящерица, вышеупомянутая гусеница, пришел кузнечик. Старый щавель тоже стоял в стороне и слушал их речи, повернув одно ухо в их сторону, из уха щавеля торчали темно-серые волосы; на щавеле сидели две мухи.

Компания была небольшой, но серьезной группой людей: улитка, навозный жук, ящерица и вышеупомянутая гусеница.

Компания спорила вежливо, но довольно бурно, и, как и положено, никто ни с кем не соглашался, ибо каждый ценил независимость своего мнения и характера. Жизнь - это работа для будущего поколения. Тот, кто сознательно выполняет возложенные на него природой обязанности, стоит на твердой земле: он знает свое дело, и что бы ни случилось, он не будет за это отвечать. Посмотрите на меня: кто работает больше, чем я?

Кто целый день без отдыха катит такой тяжелый навозный шар, шар, так искусно созданный мной, ради великой цели - дать возможность вырасти новым навозным жукам, подобным мне?

Но я не думаю, что у кого-нибудь есть такая спокойная совесть и он может с чистым сердцем сказать: "Да, я сделал все, что мог и должен был сделать", как скажу я, когда на свет появятся новые навозные жуки. Вот что значит упорный труд! Он на мгновение приостановился, присел на четыре задние лапы и двумя передними вытер пот со своего измученного лица.

Но ты работаешь на себя или, все равно, на своих жуков; не все так счастливы... Попробовал бы ты, как я, таскать бревна для казны. Не знаю, что заставляет меня так усердно работать, даже в такую жару. Мы, бедные рабочие муравьи, все трудимся, а что заставляет нас жить красным цветом? Совесть нас не мучает! И кроме того, вы совсем не коснулись вопроса, заданного мадам Ящерицей: "Что есть мир? <Мир, я думаю, это очень хорошо, потому что в нем для нас есть молодая трава, солнце и ветерок. И это тоже здорово! Вы здесь, между этими деревьями, даже не представляете, насколько он велик.

Когда я нахожусь в поле, я иногда подпрыгиваю так высоко, как только могу, и уверяю вас, я достигаю большой высоты. И с нее я вижу, что у мира нет конца. Хотел бы я, чтобы вы поняли, что такое верста... В версте от меня деревня Лупаревка: я туда каждый день хожу с бочкой за водой. Но там меня никогда не кормят. А на другой стороне - Ефимовка, Кисляковка; там церковь с колоколами.

Потом Свято-Троицкое, потом Богоявленск. В Богоявленске мне всегда дают сено, но сено там плохое. А вот в Николаеве - это город в двадцати восьми верстах отсюда - сено и овес дают лучше, но я не люблю туда ездить - господин нас там катает и велит кучеру нас хлестать... А еще есть Александровка, Белозерка, Херсон-городок... Но как вы можете все это понять!

Таков мир; не весь, конечно, но все же значительная часть. И черный конь замолчал, но нижняя губа его все еще шевелилась, как будто он что-то шептал. Это было от старости: ему шел уже семнадцатый год, а для лошади это все равно что семьдесят семь для человека.

А за этим лопухом - другой лопух, а в лопухе, должно быть, еще одна улитка. Вот и все. Не надо никуда прыгать - все это ерунда и банальность, просто сиди и ешь лист, на котором сидишь. Если бы мне не было лень ползать, я бы давно оставил тебя с твоими разговорами; от них у меня болит голова и больше ничего. Конечно, есть практичные натуры, которые заботятся только о том, чтобы набить брюхо, как ты или эта милая гусеница... - Ах, нет, оставьте меня в покое, пожалуйста, оставьте меня в покое, не трогайте меня!

Гремучая змея, ящерица и улитка этого не знали, но насекомые догадывались. И все на некоторое время замолчали, потому что никто не знал, как сказать что-нибудь хорошее о будущей жизни. А вы? Мы только что пришли из комнат; Хозяйка расставила в мисках сваренное варенье, а мы залезли под крышку и наелись досыта. Мы довольны. Наша мама увязла в варенье, но что мы можем сделать? Она и так долго была рядом. И мы счастливы. Но с другой стороны... Но ящерица так и не сказала, что находится на другой стороне, потому что почувствовала, как что-то крепко прижало ее хвост к земле.

Это был Антон, проснувшийся кучер, который пришел за седлом; он нечаянно наступил сапогом на роту и раздавил ее. Несколько мух улетели сосать свою мертвую, покрытую вареньем мать, а ящерица убежала с оторванным хвостом. Антон взял черного коня за узду и вывел его из сада, чтобы запрячь в бочку и сходить за водой, сказав: "Ну, иди, хвостатая ящерица!

И ящерица осталась без хвоста. Правда, через некоторое время он вырос, но навсегда остался каким-то тусклым и черноватым. А когда ящерицу спросили, как она повредила свой хвост, она скромно ответила: "Мне его оторвали, потому что я посмела высказать свои убеждения".

И она была абсолютно права. Читайте похожие посты:


Навигация

Comments

  1. Жаль, что не смогу сейчас участвовать в обсуждении. Не владею нужной информацией. Но эта тема меня очень интересует.