Где этот молодой панк

Впервые я прочитал подборку его рассказов из "Зоны" в журнале "Радуга", который издавался в Эстонии. В то время я только что вернулся из армии, и меня поразила чрезвычайная точность и емкость его прозы.

Прошло время. Это было уже в Петербурге. Приходит ко мне Александр Флоренский и говорит: "Мне предложили оформить три тома Довлатова, и я думаю, стоит ли соглашаться". Я говорю: "Вы с ума сошли? О чем вы можете думать? Надо соглашаться! В общем, Саша согласился, и вышел великолепный трехтомник с его иллюстрациями. Иллюстрации Александра Флоренского После смерти Довлатова его жена приехала в Петербург, привезла два чемодана его вещей и стала раздавать их знакомым, как в рассказе "Пиджак Фернана Леже".

Флоренский его тоже не знал, но как художник книги получил целых два пиджака. И вот я иду в гости к Флоренскому, а он выходит мне навстречу в пиджаке, который ему явно великоват. И говорит: "Видите? Вы понимаете? Я говорю: "Я вижу только то, что пиджак вам слишком велик".

Он говорит: "Вы понимаете, что это пиджак Довлатова? А он говорит: "У меня их две". И показывает на второй пиджак. Тогда я ему говорю: "Вы понимаете, что второй пиджак принадлежит мне? Какое-то время я носил этот пиджак на все открытия и другие важные мероприятия. Заправлял рукава. А потом я начал фотографировать в нем своих друзей. Когда-нибудь я обязательно сделаю большую выставку.

Правда ли, что в ВДВ? Если говорить серьезно, то я вернулся из армии живым и здоровым, с большим человеческим опытом и пониманием себя, того, на что я способен. Еще я сделал дембельский альбом, который не раз выставлялся на выставках "книга как искусство". Переплет сделан из шинельного сукна, скреплен хлястиком, пришитым парашютной лямкой, а на хлястике висят два патрона - один от автомата, другой от пулемета. Словом, много высокохудожественных дизайнерских и полиграфических изысков.

Вы часто там бываете? И в "Детском альбоме", где я уже снимал натюрморты, наполненные историями детских и взрослых предметов.

Сейчас я снимаю на смартфон сразу несколько историй: "Семнадцатый год", "Художественное краеведение", "Ванитас". Я и сам иногда удивляюсь, но вижу в них душу, энергию и искусство, и в обозримом будущем они превратятся в произведения искусства. Так произошло с проектом "Новогодний натюрморт" - это были украшения елки, а только фрукты и овощи, разложенные на антикварных фарфоровых блюдах, такие "очень вкусные натюрморты".

Было время, когда и фарфор, и игрушки были наполнены счастьем, радовали детей и взрослых, потом оказались выброшенными на обочину жизни. А теперь, благодаря мне, они снова возвращаются в семьи и украшают чей-то дом. У меня много картин неизвестных, наивных художников-любителей.

Это очень искренние и трогательные картины. Есть также тема повторения шедевров русской живописи: "Утро в сосновом лесу", "Три богатыря", "Аленушка".

И, конечно, я покупаю странные фотографии, когда чувствую в них дыхание давно ушедшей жизни.

Навигация

Comments

  1. Извините за то, что вмешиваюсь… У меня похожая ситуация. Приглашаю к обсуждению.